Яна Колодынска: диванные эксперты часто рассказывают, как играть

Яна Колодынска: диванные эксперты часто рассказывают, как играть

А еще пишут ставочники.

В этом сезоне 20-летняя Яна Колодынска, в самой свежей версии мирового рейтинга занимающая 221-е место, выиграла уже два турнира — W-40 в июне в Ла-Марсе (Тунис) и совсем недавно, в августе, W-40 в Арекипе (Перу). Как результат — близок момент, когда шестая ракетка страны сможет впервые попробовать себя в квалификации турнира «Большого шлема». Отличный повод, чтобы познакомиться с ней поближе.

— Сколько дней в году удается проводить в Минске?

— В прошлом — максимум месяца два, в этом, наверное, удастся побольше. Использую это время, чтобы максимально побыть с семьей, родственниками, знакомыми. Хочется расслабиться после турниров, где постоянно сконцентрирован и невозможно ни на что отвлечься. В общем, эта пауза нужна, чтобы выдохнуть и с новыми силами отправляться в бой.

— Чем тут обычно занимаешься?

— Больше всего люблю спа. Это тот вариант отдыха, который позволяет в наибольшей степени разгрузиться душой и телом. Очень люблю шоппинг. В Минске, конечно, с этим есть трудности, но все-таки. Ну и друзья, конечно. С ними обязательно стараюсь встретиться, неважно, где.

— На соревнования ездишь не одна?

— Всюду меня сопровождает тренер Павел Котляров. Мы с ним работаем уже в течение четырех лет. Тренер все время рядом, иначе это был бы непрофессиональный подход.

— Кто-то еще входит в твою команду?

— Я сотрудничаю с тренером по общефизической подготовке. Он не из Беларуси, мы с ним держим дистанционную связь. Плюс обращаюсь к услугам человека, который ведет статистику, анализирует мою игру, оценивает других теннисисток и на основании этого дает тактические подсказки на конкретный матч.

— Как нашла тренера по ОФП?

— С этим помогли мои спонсоры, а их, в свою очередь, предоставило агентство, с которым я заключила контракт после юниорских турниров Eddie Herr Orange Bowl в США в 2019 году. Они оказывают помощь во всем — от логистики и перелетов до поиска таких специалистов. Хотя тут еще хотела бы поблагодарить Дворец тенниса, который также меня поддерживает финансово.

— Именно там ты и делала первые шаги?

— Да, с шести лет. Семья живет в Боровлянах, но родители каждый день возили меня во Дворец тенниса. У меня старшая сестра профессионально занималась теннисом, но на каком-то этапе завершила карьеру и уехала учиться в Штаты. Папа в итоге решил, чтобы я тоже попробовала теннис.

— Кто был твоим первым тренером?

— Илья Шоломицкий. С ним занималась до 12 лет. Потом перебралась в центр «Солнечный» под Минском. А когда покинула его, возникла проблема с поиском тренера. Без него была полгода. Это был непростой период. В итоге папа сделал пару звонков, и знакомые посоветовали ему обратиться к Котлярову.

— Папа тоже вовлечен в спортивную сферу?

— Он в прошлом играл на любительском уровне. Так что много с кем знаком.

— Были за это время моменты, когда хотелось бросить теннис?

— Разумеется. Когда наступает какая-то череда поражений, это тебя убивает. Но всякий раз преодолевала эти мысли. Поскольку, когда представляешь, что больше не будешь играть, ты понимаешь, что будешь сидеть дома. Тогда приходит осознание, что жить без тенниса не можешь. Я всю жизнь занималась только теннисом. Много кто попробовал и другие виды спорта, а я как взяла в руки ракетку, так и ни на что ее не променяла. Альтернативы не было. Хотя мне еще нравится плавать. Очень красивый вид спорта.

— После окончания школы ты поступила в высшее учебное заведение?

— Нет. Идти, как все спортсмены, в БГУФК? Это не для меня. Если учиться, то надо выбрать какую-то серьезную специальность и профессию. Причем именно учиться. А тренером быть не хочу, не мое.

— Позиция нетипичная, ведь большинство спортсменов выбирает БГУФК. Не встречала в связи со своими взглядами осуждения или непонимания?

— Папа, безусловно, хочет, чтобы я получила образование. Хотя, опять-таки, чтобы выучилась не на тренера, а на кого-то серьезного. Если бы выбирала, наверное, углубилась бы в психологию. Либо же что-то связанное с бизнесом. Но точно не буду тренером.

— Две недели назад у тебя был день рождения. Довольна ли тем, как развивается карьера?

— Естественно, хотелось бы большего. Последние два турнира, где успешно выступила, немножко поменяли в этом плане ситуацию. После них уже можно попадать в квалификацию турниров «Большого шлема». В общем, хороший подарок себе на юбилей сделала, однако всегда мечтается о лучшем.

— О лучшей позиции в рейтинге или большем количестве титулов?

— И то, и другое. Хотя в первую очередь — позиция в рейтинге. Это самое важное обстоятельство, потому что чем выше место, тем больше возможность участвовать в более престижных турнирах и, в частности, — на «Большом шлеме».

— Когда первый раз тебя увидим там среди участниц квалификации?

— Если все будет хорошо и сохраню свою позицию, то на «Australian open»-2024. Для того, чтобы получить приглашение в «квал», нужно быть примерно в топ-240, в худшем случае — в топ-220. Каждый раз бывает по-разному, не всегда угадаешь. В общем, чтобы быть уверенной, что попадешь в квалификацию, лучше иметь еще повыше рейтинг.

— Во второй половине сезона тебе надо защищать много очков?

— Защита, скорее, предстоит уже в феврале, а осенью должен быть только прирост. Потому и рассчитываю выступить на австралийском турнире «Большого шлема».

— Тем не менее тебе уже удалось побывать во многих уголках земного шара: и в Северной Америке, и в Южной, и в Африке, и в Европе. Что впечатлило больше всего?

— Несомненно, Америка. Мы там были в разных городах. Но упомяну пригород Майами, где тренировалась на протяжении двух-трех последних лет и вообще пробыла немало времени. Там очень круто. Кроме этого, понравилась и Южная Америка. А вот Европу не люблю категорически. Там отношение и условия не те.

— Неужели Южная Америка в этом плане превосходит Европу?

— В основном — да. В Европе у организаторов вообще зачастую к гостям наплевательское отношение. Свежий пример: моя знакомая на турнире в Испании вынуждена была заплатить 20 евро за услуги физиотерапевта. Хотя это должно быть бесплатно. Ну и в принципе хватает людей, которые не особо к себе располагают.

— За несколько лет профессиональной карьеры обзавелась теми, кого можешь назвать в WТА-туре подругами?

— Подруг в спорте, вы сами понимаете, не бывает. А вот хорошие знакомые — да. Кое-кто меня и с днем рождения поздравлял в «инстаграме».

— Кто самая известная соперница, которую ты обыгрывала?

— Видимо, это Панна Удварди из Венгрии, которую победила в начале августа на турнире в Бразилии. Она на тот момент была 100-й в рейтинге, а в 2022 году достигала 76-й строчки.

— В интервью двухлетней давности ты отмечала, что твоим кумиром является Бьянка Андрееску. С тех пор позиция не изменилась?

— Тогда она была в топе, на слуху. Сейчас она не так доминирует. Честно говоря, из теперешних теннисисток нет таких, на кого бы равнялась. В детстве — да, Мария Шарапова была для меня всем. Кумиром, за которым постоянно следила. А теперь хочу совершенствоваться, быть лучшей версией себя и никого не копировать.

— Многие болельщики пока нечасто видят тебя в деле. Тогда, может, сопоставишь, на чей из звездных теннисисток похож твой стиль.

— Наверное, вот как раз на игру Андрееску он в большей степени и похож. Хотя я могу играть по-разному: и атаковать, и защищаться, и резать. Бьянка сейчас в рейтинге 51-я. А вот чтобы на кого-то из самой вершины мой теннис смахивал… Давайте даже рейтинг открою… Нет, никого больше не нахожу.

— Какие свои качества на корте считаешь самыми сильными?

— Бойцовский характер. Я боец с самого детства и сражаюсь до самого последнего очка. Также упомяну разнообразие моей игры. А вот в подробности вдаваться не хотела бы.

— А над чем в первую очередь хотелось бы поработать?

— Над физической формой. Я бы сказала, что этому надо уделять приоритетное внимание, что я и делаю. Плюс какие-то психологические моменты. Опять же раскрывать не буду.

— У тебя есть спарринг-партнеры?

— К сожалению, с этим дела обстоят плохо. Хороших спарринг-партнеров нет. Поэтому играю с тренером. За границей, конечно, с этим проще. К тому же многие сильные игроки переехали из Минска. Тут играть особо не с кем.

— Какие планы на оставшуюся часть сезона?

— В Минске пробуду пару недель. Ну а насчет дальнейшего расписания есть варианты. Это будет или Азия, или Европа. Еще выбираем с тренером.

— А папа в теннисной карьере принимает участие? Наверняка дает какие-то советы?

— Это было раньше. Сейчас ключевое значение имеет мое мнение и точка зрения тренера. Я считаю, что родители не должны вмешиваться. Это мое решение. Мама и папа есть для того, чтобы поддерживать и любить, а не рассказывать, на какие ездить турниры и так далее.

— Но, как у человека, занимавшегося теннисом на любительском уровне, у него наверняка имеется много рекомендаций…

— Естественно. Он делает их постоянно. Но я стараюсь себя от них ограждать. Все же эти советы не всегда бывают правильные и уместные.

— Тебя обижает, когда слышишь критику от болельщиков или журналистов, которые не были в прошлом теннисистами?

— Если ты не играл, никогда не поймешь того, что происходит с теннисистом на корте. Когда не был в подобной ситуации, не чувствовал закрепощения при важном счете, рассуждать об этом — абсолютное дилетантство. Я часто сталкивалась с такими диванными экспертами, которые рассказывают, как играть.

— Часто такие пишут?

— Сообщения приходят в основном от ставочников, которые проиграли. Они пишут, скажем так, не самые доброжелательные вещи. А к конструктивной критике стараюсь прислушиваться. Иногда бывает тяжело ее принять, закрываешься, не хочешь слушать и психуешь, но со временем понимаешь, что наставления были правильными.

Автор: Григорий Трофименков.

0

0

0

0

0