НАШ ФУТБОЛ #4. Белорусские легионеры: батюшка из Лечче, покоритель Апеннин, Хац и Беля, звезда Глеба и еще пятерка лучших!

НАШ ФУТБОЛ #4. Белорусские легионеры: батюшка из Лечче, покоритель Апеннин, Хац и Беля, звезда Глеба и еще пятерка лучших!

Четвертый лонгрид Николая Иванова об истории суверенного белорусского футбола — о футболистах, сделавших отличную карьеру за рубежом.

За окном ноябрь, в зарубежных чемпионатах — чуть больше сотни игроков из Беларуси. Увы, многие из них прописаны в низших лигах, а в элитных дивизионах Англии, Испании, Италии, Германии и Франции наших нет совсем. Даже в России белорусы не на ведущих ролях! Когда-то было иначе, и на волне ностальгии Parimatch определил десятку самых успешных белорусских легионеров в истории.

#1. Послесоветская идентификация: формирование системы чемпионатов, календарные казусы, еврокубковый «пролет» и дебютный матч сборной

#2. Динамовская гегемония: девять трофеев, финансы без романсов, подъем и крах империи Хвастовича

#3. Частный капитал: клубы и их инвесторы, которые упали и пропали с футбольных радаров

Сергей Алейников

Батюшка (так футболиста окрестил Юрий Пудышев) первым из белорусов протоптал лыжню в футбольную Европу. Его время пришло летом 1989-го — на следующий год после евросеребра в составе сборной СССР. На континентальном турнире Алейников забил англичанам и отбегал все пять матчей.

Изначально 27-летнего полузащитника минского «Динамо» приглашала «Дженоа», но «Ювентус» перехватил. Туринский клуб решил поддержать украинца Александра Заварова, который рванул в Италию сразу после EURO’88 и не совсем нашел себя: затянулась адаптация. Босс клуба и хозяин автогиганта FIAT Джованни Аньелли считал, что игрокам Союза вместе будет веселее — и не пожалел за Алейникова 4 млн долларов. Говорят, Аньелли планировал дотянуться еще и до Олега Протасова, чтобы создать советское трио по образцу миланоголландского, однако сделать этого не смог.

— Вы не представляете, какой интерес вызвало в Турине наше с Заваровым появление, — рассказал Алейников в интервью Игорю Рабинеру. — Итальянцы на полном серьезе думали, что в СССР живут какие-то дикари. Журналисты без намека на шутку спрашивали: «Это правда, что у вас медведи по Москве ходят и всегда мороз 40 градусов?» Дня не проходило, чтобы чего-нибудь подобного не спросили. И только через некоторое время мы поняли, что у нашего перехода в «Ювентус» была политическая окраска. Аньелли во многом купил нас только потому, что во всем мире был тогда огромный интерес к тому, что происходит в Советском Союзе. Начали разрушать Берлинскую стену — и он сразу же стал покупать в «Юве» немцев. Таким образом подогревал интерес к своей команде.

Алейников играл в основном составе «Юве», выиграл Кубок Италии и Кубок УЕФА, взял бронзу чемпионата. Все шло складно, пока не выяснилось, что оставить игрока в команде больше чем на год будет стоить «Юве» дополнительный миллион долларов. Хитрый пункт в контракт внесла фирма «Симод», занимавшаяся трансферными делами экс-динамовцев в Европе и прославившаяся махинациями, одна из которых способствовала уходу Алейникова из «Ювентуса».

Интересно, что, когда Сергея поставили перед фактом, он просил искать ему любую команду Серии А, кроме «Лечче». «Мне советовали не идти туда из-за больших расстояний, да и из-за уровня команды тоже. Но тренировал ее Збигнев Бонек, который не раз мне звонил». В конце концов все те же люди из «Симода» поставили ультиматум: либо «Лечче», либо возвращение в Союз.

Поиграв за «Лечче» в Серии А и Серии Б, покинул Италию и переехал в Японию — эта страна заманивала известных европейских футболистов. Период в «Гамба Осака» сложился неплохо: Сергей вернул былую форму и принял решение вернуться в Европу, однако вновь был обманут агентами. После шведского Д2 недолго побегал за любительские команды Италии «Корильяно» и «Ананьи Фонтана», затем сосредоточился на тренерстве.

Сергей Гуренко

Летом 1995-го Гуренко сделал две вещи: уничтожил звезду «Аякса» Марка Овермарса в матче сборных и сменил Гродно на Москву. Звали в Самару, интересовался «Нюрнберг», но 22-летний игрок выбрал «Локомотив».

В России получалось неплохо: серебро и бронза чемпионата, два Кубка страны и пара еврокубковых полуфиналов. В 1999-м Гуренко дважды произвел впечатление на Фабио Капелло, который комментировал футбол на итальянском телевидении. В мартовском матче сборных, будучи капитаном нацкоманды, справился с Кристианом Пануччи, который играл у Капелло в «Милане» и «Реале». В апреле — классно противостоял «Лацио» в Кубке обладателей кубков (за две встречи римляне забили лишь один гол, но прошли дальше). Мистеру нравилось, как белорус умело действовал в прессинге и вел силовую борьбу.

Когда Капелло принял «Рому», он вытащил Гуренко из России для замены Венсану Кандела, который летом завершал переход в «Интер». Дон Фабио планировал белоруса на позицию левого бровочника в схеме 3-4-3, позже стал рассматривать и как опорника. Все складывалось для Гуренко удачно: он идеально вписывался в идеи тренера, который лично настаивал на трансфере. Мечту об основе испортил Кандела — трансфер в «Интер» сорвался, и француз остался в Риме. Возросла и без того мощнейшая конкуренция возросла.

Кандела — чемпион мира и Европы, Кафу — чемпион мира и капитан сборной Бразилии. Одни из лучших крайних защитников мира забетонировали фланги обороны «Ромы», и Гуренко в первом римском сезоне играл нечасто, а во втором — не играл вообще.

Зимой поехал в испанскую «Сарагосу» — ожидалось, аренда поможет исправить положение. Так и получилось: обретя игровую практику, с командой сенсационно выступил в Кубке Испании, выиграв трофей у «Сельты». Затем — переход в «Парму» и уже Кубок Италии, доставшийся после победы в двух матчах над «Ювентусом». В «Парме», однако, Гуренко не стал основным, поэтому пошел на понижение — в «Пьяченцу», за которую провел 25 матчей в Серии А, забил «Милану» и вылетел в Серию Б.

Летом 2003-го Гуренко покинул Италию и вернулся в «Локомотив», с которым воплотил давнюю мечту — выиграл чемпионат России.

— Когда узнал, что стану свободным агентом, набрал Юрия Палыча Семина, — слова Гуренко пресс-службе «Локо». — Он сказал, чтобы я приезжал домой. И я очень удачно вернулся — как раз под Лигу чемпионов, в которой вышли из группы с «Арсеналом», киевским «Динамо» и «Интером», а в плей-офф попали на «Монако»… А еще, когда уезжал в «Рому», мне босс «Локо» Валерий Филатов сказал: вернешься — станешь чемпионом. Так что он пророк: почти сразу после возвращения мы и выиграли чемпионат. Есть что вспомнить: всего, если посчитать, у меня 11 сезонов в «Локо»!

По итогам сезона-2008 Гуренко получил второй (из двух) «Cтальной рельс» — приз игроку года от клубных фанатов, потом вернулся в Беларуси. Завершив карьеру, стал тренером, а также экспертом Parimatch.

Василий Баранов

Спустя полгода после Гуренко в Россию укатил еще один талант — Василий Баранов. Он делал имя в Речице, где по-футбольному служил капитаном и вызывался в сборную. Привлек внимание зарубежных клубов из России, Израиля и Кипра. Василий съездил на просмотр в московский ЦСКА, но контракт подписал не с армейцами, а новичком российской элиты — калининградской «Балтикой». Балтийцы выложили за игрока 100 тысяч долларов, на которые «Ведрич» жил весь 1996-й год.

В Калининграде получилось не сразу, однако требовательный Леонид Ткаченко дотренировал белоруса до нужного уровня — и в том же 1996-м Баранова признали лучшим новичком чемпионата России. За три года в «Балтике» Василий сделался видным игроком по меркам лиги, дебютировал на евроарене (пара матчей в Кубке Интертото) и заинтересовал все местные топ-клубы. Выбрал звездный «Спартак» Олега Романцева.

В Москве Баранов начал очень бодро: в первом же матче за «красно-белых» отметился голом в дерби с «Локомотивом», обыграв соотечественника Андрея Лаврика и пробив с правой Руслана Нигматуллина. На следующие несколько сезонов способный белорус стал незаменимым правым хавбеком в команде Романцева.

Гомельский самородок влюбил в себя партнеров простотой и дружелюбностью, болельщиков — определенной игровой прямолинейностью, и, главное, убийственным ударом. Пушка у Баранова была страшная! В 2001-м забил «Баварии» в Лиге чемпионов, в том же году — «Зениту» чемпионский гол . Для Василия это был четвертый кряду золотой сезон.

Весь спартаковский период Барановым интересовались из топовых лиг — регулярные выступления в Лиге чемпионов и за сборную страны делали хорошую рекламу. Ближе всего к отъезду из России в Европу Баранов был в 2001-м: французский «Лион» желал его и Егора Титова, предлагая за обоих 23 млн евро. Однако босс клуба Андрей Червиченко потребовал больше — и французы свернули удочки, а футболисты никуда не уехали.

Годы тикали, возраст пробил тридцатку, и вместо «Лиона» Баранов оказался во владикавказском «Спартаке-Алании», где довольно скоро поссорился с тренером, разорвал контракт и на пару лет выпал из футбола. Не имея серьезных предложений, уехал на периферию — в минорный клуб «Рязань-Агрокомплект», где в 2007-м и завершил карьеру.

В футболе не остался — превратился в тотального затворника и обосновался с семьей под Гомелем. Говорят, работает на себя и рыбачит, а мяч не гоняет даже с друзьями. Нигде не хочет светиться...

— Я давно не играю, — констатировал Баранов журналистке Екатерине Радкевич. — Что обо мне писать? Есть ведь люди, которые играют, о них и надо писать. А что писать о ветеранах? Зачем вспоминать? Ну, это же все в прошлом. Мне, например, неинтересно рассказывать. Сейчас, если что-то нужно узнать о человеке, можно всегда открыть интернет и посмотреть, кто такой и чем занимается.

Валентин Белькевич

Став королем Беларуси (пять чемпионств, звание лучшего игрока страны), Белькевич, с его слов, никуда переезжать не собирался. А вот Евгений Хвастович, тогдашний босс минского «Динамо», как человек практичного ума решил, что игрока надо продавать. Хвастович ориентировался на Запад, конкретнее — на Англию: думал лишь о сумме, которую можно было выручить. Предложил Белькевичу вариант из чемпионшипа (Д2), но Валентин ответил отказом.

Ходили разговоры про московские «Спартак» и «Динамо», но в итоге Белькевич выбрал другое «Динамо» — киевское. Украинский суперклуб подписал Валентина летом 1996-го вместе с его другом детства Александром Хацкевичем. Обоих — за 300 тысяч долларов, то есть за недорого.

Наших болельщиков и специалистов встревожил такой выбор: игрок-созидатель едва ли подходил под стиль киевлян, где футболисты, как считалось, пребывали под гнетом схем и рамок. «Динамо» ассоциировалось с атлетизмом и выносливостью, а техничному белорусу, как писалось в прессе, лучше бы подошел комбинационный стиль «Спартака». Тревоги имели почву: полгода в Киеве Белькевич просидел на скамейке, а потом Йожеф Сабо сдал тренерскую позицию Валерию Лобановскому — и дела Белькевича пошли на лад.

— Я мог покинуть Беларусь еще в 1994-го, когда была достигнута договоренность с римским «Лацио», — отмечал Белькевич в одном из интервью. — Туда я должен был перейти по завершении осенних матчей в еврокубках. Но после игры с румынской «Университатей» моя допинг-проба дала положительный результат, и мне на год запретили участвовать в международных соревнованиях. Хорошо, что хотя бы дали возможность выступать в белорусском первенстве...

В Киеве Белькевич великолепно взаимодействовал с парой нападающих Андрей Шевченко — Сергей Ребров, составляя ударный треугольник «Динамо». Белорус был связующим звеном между обороной киевлян и мобильным нападением в лице вышеназванных форвардов. Именно Белькевич организовывал львиную долю стремительных и разящих контратак, которые стали фирменным стилем «Динамо» конца 90-х.

В лигочемпионском сезоне-1998/99 киевляне остановилось в шаге от финала, а Белькевич запомнился двумя моментами: ассистировал Реброву в важнейшем матче с «Арсеналом» (в Лондоне «Динамо» отыгралось в добавленное время), а также не перехитрил Оливера Кана после выхода один на один в ответном полуфинале с «Баварией».

После сенсационной еврокампании практически на каждого игрока «Динамо» имелся трансферный спрос. Белькевича звал «Ливерпуль» — предлагал киевлянам 8 миллионов фунтов, но на тот момент всю команду Лобановский продать не мог. В «Динамо» решили, что за рубеж уедут Шевченко и Ребров, а Белькевич — останется (в итоге «Ливерпуль» купил Владимира Шмицера).

Валентин мог оказаться и в «Милане» — ездил на смотрины, и там его оценили в 19 млн евро. В Киеве зарядили на пару миллионов больше — и трансфер не состоялся. К слову, в «Милане» сделали отличную карьеру его экс-партнеры по «Динамо» Андрей Шевченко и Кахабер Каладзе.

В Киеве Белькевич играл до конца 2007-го, а потом, после полугодовой паузы, подписал контракт с «Интером» из Баку. Получив тренерскую лицензию, в январе 2009-го покинул азербайджанский клуб и завершил карьеру игрока в возрасте 36 лет. Работал в клубной структуре киевского «Динамо», пока в 2014-м не умер от тромбоэмболии…

Александр Хацкевич

Легионерская история Хаца похожа на путь Белькевича: в июне 1996-го Григорий Суркис призвал из минского «Динамо» в киевское. Босс украинского чемпиона был впечатлен игрой белорусов на Кубке Содружества, где минское «Динамо», цвета которого защищали Хацкевич с Белькевичем, нанесло будущему чемпиону единственное поражение на турнире.

Как и Белькевича, Хацкевича могло не быть в Киеве. Еще после юношеского чемпионата Европы Александра приглашали в московское «Динамо», предлагали принять российское гражданство. Позже звали тоже московские «Спартак» и ЦСКА — с «красно-белыми» даже был согласован контракт, однако на финише переговоров самоотвод взял босс минского «Динамо» Евгений Хвастович, желавший поиметь с трансфера сумму покрупнее. Имелся вариант в английском Д2, однако в конечном счете туда из «Динамо» отправился только Петр Качуро (в «Шеффилд Юнайтед»).

Никак не скажешь, что первые полгода пребывания в Киеве сложились для Хацкевича удачно. Настроение улучшилось, когда Йожефа Сабо сменил Валерий Лобановский. В дальнейшем Александр был важным игроком основного состава и поиграл в еврокубках: противостоял «Ювентусу» в четвертьфинале Лиги чемпионов-1997/98, в следующем сезоне проходил мадридский «Реал» и натыкался на «Баварию» в полуфинале.

— Не хочу бросать камень в огород Сабо, но ребята говорят, что если бы более продуктивно поработали летом над физподготовкой, все могло бы сложиться иначе, — отметил Хацкевич в интервью украинским СМИ. — Плюс, еще, конечно, жуткое невезение.

Дважды — в 1998-м и 2000-м — динамовца Хацкевича признавали в Беларуси игроком года (удивительно, но Белькевича — лишь однажды, в 1995-м). Потеряв Шевченко, Реброва и Каладзе, динамовский клуб и Валерий Лобановский столкнулись с неизбежной сменой поколений в новых рыночных реалиях, а в мае 2002-го великий тренер умер.

Тренерский пост занял Алексей Михайличенко (воспитанник «Динамо» и ученик Лобановского), с которым команда продолжила собирать украинские трофеи, однако уровень игры был далек от оптимального. После него киевлян снова принял Йожеф Сабо, но сильнее команда не заиграла, а, наоборот, обрела проблемы, в результате чего «Динамо» проиграло и чемпионат.

Хацкевич покинул «Динамо» в 2004-м — уехал в китайский «Тяньцзинь Каншифу», с которым занял шестое место в лиге. В 2005-м была латвийская «Вента», затем — минское «Динамо» и завершение игровой карьеры в возрасте 33 лет. Хацкевич тренировал сборную Беларуси, киевское «Динамо», «Ротор» и другие клубы, а сейчас в поисках работы.

Сергей Штанюк

Этот защитник покинул белорусский чемпионат в 22-летнем возрасте — и больше в него не возвращался. Поменять минское «Динамо» на московское помогла классная игра на Кубке Содружества-1996 — турнире, считавшимся футбольной ярмаркой. Цена вопроса — 300 тысяч долларов.

В Москве Штанюк работал под руководством четырех тренеров — Адамаса Голодца, Алексея Петрушина, Георгия Ярцева и Валерия Газзаева. Со всеми находил общий язык, единственное — с опаской отреагировал на приход Ярцева: при нем поначалу играл не очень уверенно, много фолил, но в итоге сработался. Оборонительное трио Штанюка с соотечественниками Эриком Яхимовичем и Андреем Островским считалось чуть ли не сильнейшим в России конца 90-х.

Пожалуй, лучшие футбольные годы Штанюк провел именно в «Динамо» — две с лишним сотни матчей в чемпионате, полуфинал Кубка Интертото, квалификация Кубка УЕФА… После Москвы Сергей попал в бельгийский «Антверпен», так называемый транзитный пункт: агент, занимаясь трансфером игрока в английский Д3, пристроил Штанюка в Бельгию. Там Сергей сыграл один матч — и перевелся в «Сток Сити». Этот клуб ассоциировался с классическим британским футболом (комбинация номер один — пас вперед, все побежали), однако при Гудьоре Тордорсоне команда пыталась комбинировать. За пару лет до трансфера Штанюка клуб приобрели владельцы из Исландии с расчетом на скорый выход в АПЛ, однако замысел не удался. Дела белоруса, однако, шли хорошо — в 2001-м болельщики признали его игроком года.

— Наверное, я мог бы большего достичь в Англии, куда попал в 28-летнем возрасте, — отмечал Штанюк в интервью Сергею Щурко. — Все-таки немного поздновато я там оказался, если бы хоть на пару лет раньше, тогда вполне можно было осуществить свою мечту — попасть в премьер-лигу. Но не судьба... Были варианты, когда казалось: вот еще чуть-чуть, и все срастется, но... Хотя надо было смотреть на жизнь объективно — мне действительно не хватало скорости, и с возрастом она уж точно не увеличивалась.

Говорят, после «Стока» Штанюка звали «Вест Бромвич», «Вест Хэм» и «Кристал Пэлас», но он оказался… в ярославском «Шиннике». Потом — запорожский «Металлург», «Луч-Энергия» (с признания самого Штанюка — самый крутой в карьере по деньгам), «Ростов» и «Алания».

Кстати, после «Шинника» в карьере Штанюка было много пересечений с цифрой 13: в составе запорожского «Металлурга» провел 13 матчей, в «Ростове» выступал под 13-м номером, в «Алании» получили травму 13 июня… Да и родился Штанюк 13-го августа!

По окончании сезона-2009 Сергей завершить карьеру игрока и занялся ресторанным бизнесом.

Александр Глеб

Возможно, главный белорусский легионер всех времен: собрал всевозможные трофеи с «Барселоной» Пепа Гвардиолы, играл за «Арсенал» в финале Лиги чемпионов, блистал на уровне бундеслиги и АПЛ… Зарубежная жизнь началась в 2000-м: «Штутгарт» за 150 тысяч евро выкупил контракты двух Глебов — Александра и Вячеслава.

Главный тренер швабов Ральф Рангник был очень доволен приобретением, но из-за слабых результатов его уволили — и в феврале 2001-го место коуча занял фанат тотальной дисциплины Феликс Магат. Саддам — сторонник жесточайших методов физической подготовки — был со всеми одинаково неласков. Однажды Глеб упал с велосипеда и пришел на тренировку с перебинтованными руками, так Магат заставил команду играть в гандбол — с установкой пасовать Глебу.

В первом сезоне Александру в Германии было непросто, а в начале второго случился ассистентский хет-трик в игре с «Нюрнбергом» — и белоруса перевели в основу. Постепенно из способного парня Глеб превратился в лидера «Штутгарта», демонстрируя шикарный дриблинг и восхищая своего опекуна Красимира Балакова (мегазвезду команды). Со «Штутгартом» Глеб взял серебро бундеслиги и дебютировал в Лиге чемпионов, а до отъезда из Германии стал лучшим ассистентом чемпионата.

Скилы Глеба не могли не заметить топовые клубы, и летом 2005-го лондонский «Арсенал» не пожалел за игрока 15 млн евро. В следующем сезоне он закрепился в основном составе и дошел с командой до финала Лиги чемпионов, где отбегал 85 минут, но довольствовался серебром — трофей взяла «Барселона».

Годы в «Арсенале» — сказка: Глеб радовал игрой болельщиков и был любимчиком Арсена Венгера, особенно здорово взаимодействовал с Матье Фламини и Сеском Фабрегасом (а также Тьерри Анри до его отъезда в «Барсу»). Защитник Бакари Санья считает Глеба лучшим футболистом, с которым когда-либо играл.

Самый успешный отрезок карьеры Александра прервался в 2008-м — согласился на переход в «Барселону» (сумма трансфера — 17 млн евро — рекорд белфутбола), которую только-только принял Хосеп Гвардиола. Глеб играл мало и не ладил с тренером, однако выиграл кучу трофеев, включая Лигу чемпионов. Правда, в финале главного евротурнира не участвовал — Гвардиола не включил даже в заявку.

— В силу того, что в моей личной жизни произошли события, я был очень нервным, никого не слушал, — слова Глеба в интервью Алексею Ягудину. — Когда мне Гвардиола говорил: «Учи испанский!» — я воспринимал агрессивно, целенаправленно шел на конфликт с ним. Конечно, какой тренер будет терпеть, когда в «Барселоне» собрались лучшие из лучших, там выбор такой — не ты, так другой. В тот момент я о футболе даже не думал, я был просто злой на весь мир.

В июле 2009 года Глеб должен был стать частью сделки по обмену Златана Ибрагимовича на Самюэля Это’О, но Александр отказался переходить в «Интер» Жозе Моуриньо — и вернулся на год в «Штутгарт». Увы, камбэк получился не самым удачным и породил новые ссылки — в английский «Бирмингем» (взял трофей!) и немецкий «Вольфсбург» (почти не играл из-за травмы). Все это лишь отдаляло Глеба от элиты еврофутбола.

Когда в 2012-м Глеб подписал контракт с самарским клубом «Крылья Советов», стало ясно: назад в большую Европу дороги нет. В том же году присоединился к БАТЭ, откуда частенько гонял за рубеж — турецкие «Коньяспор» и «Генчлербирлиги» (дважды), снова «Крылья Советов».

Вернувшись домой, в марте 2020-го завершил карьеру игрока. Пока в футболе не работает — выбирает русло, по которому будет рад двигаться дальше.

Василий Хомутовский

Хомутовский и Глеб уехали из БАТЭ в одно время — летом 2000-го. Могли, кстати, вдвоем оказаться в киевском «Динамо» — вместе прошли просмотр и получили приглашение на зимний сбор. Однако ждать не стали — отправились покорять Германию: Александр — в «Штутгарт» из Д1, Василий — в «Вальдхоф» из Д2.

Правда, Хомутовского надолго не хватило — через год поехал в Россию. Удивительное дело: играя за «Вальдхоф», приглянулся Валерию Газаеву, который привез московское «Динамо» в Германию на сбор. Хомутовский полагал, что с Газаевым многого добьется, однако тренера быстро уволили. В «Динамо» не получилось, но жизнь не рухнула: транзитом через Астрахань и Харьков Хомутовский попал в Румынию.

Период в «Стяуа» — шикарное время: два чемпионства, две группы Кубка УЕФА…В сезоне-2005/05 Хомутовский с командой обыграл по пенальти «Валенсию» — и прошел в 1/8 турнира, где, однако, не совладал с «Вильярреалом». Следующий сезон — высший класс: «Стяуа» вышла в весеннюю стадию Кубка УЕФА, не пропустив ни одного мяча! После этого Хомутовского позвали в Томск.

«Томь» выложила приличную для вратарских трансферов сумму — 500 тысяч евро. За такие деньги Хомутовский сменил румынское счастье на сибирскую неопределенность — и, пожалуй, ошибся. Хотя мотивы были понятны: в России у игрока осталась недосказанность. Впрочем, «Томь» ничего не изменила — через два года Василий вернулся уже в Германию. Помог спарринг с Турцией, где Хомутовский на выходе словил мяч и ассистировал Вячеславу Глебу: на матч, оказывается, приезжали немцы-селекционеры.

«Карл Цейсс» стоял на вылет в немецком Д2, но Хомутовский рискнул — и вместе с командой добрался до полуфинала Кубка Германии. Журнал Kicker признал белоруса лучшим вратарем лиги и вторым в рейтинге всех футболистов (после нападающего «Хоффенхайма» Демба Ба).

— Тогда, играя во второй бундеслиге при переполненных стадионах, я понял, что не зря пахал, что недооцененность меня только закаляла, — слова Хомутовского в интервью Глебу Чернявскому. — Это было такое же чувство, как во времена, когда попал в «Стяуа». Я приехал в Йену на условиях в два раза хуже, чем были в Томске. Через два месяца мне переподписали условия, они получились в два раз больше, чем в Томске. Стал даже капитаном команды, хотя пришел только зимой. Жаль, что «Карл Цейсс» в итоге вылетел.

«Карл Цейсс» вылетел, но Хомутовский остался в Д2 — перешел в «Аугсбург». Правда, два года не играл, что вынудило двигаться дальше — «Таврия», «Амкар», потом «Петролул». В июле 2013-го Хомутовский вернулся в Беларусь и, поиграв за жодинское «Торпедо» и минское «Динамо», завершил карьеру летом 2016-го.

Сейчас тренирует вратарей — считается одним из лучших специалистов страны в данной области, но работает за рубежом: клуб «Аль-Фейха», страна Саудовская Аравия.

Виталий Кутузов

Лелик (прозвище, полученное в Борисове) покинул Беларусь в 21 год. Босс «Милана» Адриано Галлиани сделал предложение по трансферу игрока прямо в перерыве матча квалификации Кубка УЕФА с БАТЭ — торопился, потому что Кутузовым интересовалась так же «Фиорентина». Предложение Анатолий Капский принял, и в итоге ответную игру «Милана» и БАТЭ Виталий смотрел на «Сан-Сиро» уже как игрок «россонери» (сумма трансфера — 3,5 млн евро).

Паоло Мальдини помог подключить интернет, Массимо Донати с Андреа Пирло принесли PlayStation, с Хосе Чамотом была тема для разговора — аргентинец вместе с «Лацио» приезжал в Минск, и Кутузов после матча взял автограф у именитого защитника. Виталий вспоминал, что, как ни странно, холоднее всего его приняли Андрей Шевченко и Каха Каладзе, хотя вряд ли молодой парень мог лишить их места в составе.

Поначалу на тренировках Карло Анчелотти ставил Кутузова крайним защитником — рядом с Алессандро Костакуртой. В атаке белорусу приходилось конкурировать со звездными Андреем Шевченко и Филиппо Индзаги, итальянцем Марко Симоне, испанцами Хосе Мари и Хави Морено. При том, что Анчелотти, как правило, играл в одного нападающего!

В договоре с БАТЭ было условие: если за два года в «Милане» Кутузов сыграет 15 матчей, оплата удвоится. Кутузов провел лишь 4 — по два в чемпионате и Кубке — после чего отправился в Лиссабон.

В «Спортинге» Кутузов познакомился с восходящей звездой Криштиану Роналду — КриРо расспрашивал белоруса о «Милане», мечтая когда-нибудь попасть в топ-клуб. 7 голов в 29 матчах — такова статистика Виталия во всех турнирах за португальский суперклуб. Летом 2003-го Кутузов поехал в Серию Б, а Роналду — в «Манчестер Юнайтед».

После «Авеллино» белоруса забрала «Сампдория» — и Кутузов провел два сезона в Серии А. Период памятен тем, что президент «моряков» Рикардо Гарроне вместо премиальных давал игрокам чеки на бензин — по ним команда могла бесплатно заправляться. Купив Альберто Джилардино, «Милан» отдал «Парме» взамен половину прав на Кутузова, а другую половину «Парма» выкупила у «Сампдории». В стане «желто-синих» Кутузов работал сперва со Стефано Пиоли, затем с Клаудио Раньери. В перерыве еврокубковой игры с «Брагой», в которой ни у Кутузова, ни у команды ничего не ладилось, Раньери выдал: «Виталий, ты же игрок мирового класса». Хромая в первом тайме, во второй половине Кутузов залетал по полю.

Затем — «Пиза» с Джампьеро Вентурой, возвращение в «Парму» и «Бари» с Антонио Конте. Сезон-2009/10 Кутузов начал мощно: в первом туре забил «Интеру», потом его команда обыграла «Ювентус» и «Лацио».

— Потом у меня заболели ахиллы, — вспоминал Кутузов в интервью Денису Романцову. — Я лег под нож, меня вылечили, следующий сезон снова начали здорово, шли среди лидеров, но в выездной игре с «Кьево» я порвал связку. Специально лечился быстрее, чтобы выйти на дерби с «Лечче», но вскоре мне снова засадили и больше я в том сезоне не подымался.

В 2011-м «Бари» вылетел в Серию Б, а в 2012-м команда решила, что не будет выигрывать у «Салернитаны». Всем досталось в разной степени, Кутузова дисквалифицировали на три с половиной года.

Завершив карьеру, Кутузов основал компанию VK1 Global Sports Investment — развивает игроков по всем направлениям. Кроме того, работает экспертом Parimatch — дает прогнозы на Лигу чемпионов и Серию А.

Сергей Кривец

Блеснув и в Беларуси, и в Европе (гол «Ювентусу» в Лиге чемпионов, группа Лиги Европы), «десятка» БАТЭ отправилась на легионерские хлеба. 23-летний хавбек мог получить контракт в одном из топ-чемпионатов, однако белорус выбрал поступательный путь: ожидалось, польский «Лех» станет плацдармом для контракта с солидным западным клубом.

Деньги не были главным стимулом: во время пресс-конференции Кривец отметил, что не гнался за большой зарплатой (трансфер стоил «Леху» 430 тысяч евро — на тот момент рекордная покупка польского чемпионата). Мол, по сравнению с БАТЭ в зарплате выиграл, но и близко не получил таких денег, какие, например, мог бы иметь в России.

Старт в Польше был хорош: забил золотой гол за познаньский «Лех» и помог этой команде стать чемпионом Польши (после 17-летнего перерыва). В следующем сезоне поиграл в группе Лиги Европы уже с «Лехом», где отметился ассистом в матче с «Ювентусом» и двумя голевыми передачами в игре с «Ман Сити». В 1/16 финала БАТЭ бодался с «ПСЖ», а «Лех» Кривца — с «Брагой». Белорус ассистировал Артем Рудневу в домашнем матче — поляки выиграли с минимальным счетом, но в гостях дважды пропустили и сошли с дистанции.

Собственно, именно с Рудневым у Кривца образовалась топ-связка, в то время как с Робертом Левандовским наш соотечественник поиграл всего полгода — летом 2010-го поляк уехал в Дортмунд (и стал звездой бундеслиги). В 2012-м пути Кривца и Руднева разошлись: белорус подался в Китай, латыш — в немецкий «Гамбург».

— В мою бытность игроком «Леха» Роберт еще не стал суперстаром, — слова Кривца в интервью Никите Мелкозерову. — Но все понимали, что у него большой потенциал. На тот момент молодой перспективный пацан. Было заметно, что он целеустремленный, что не раздолбай, что хочет достичь чего-то. При этом в быту особо не выделялся. Вел себя тихо. Правда, на поле менялся совершенно. Мог напихать кому угодно: партнеру, судье, сопернику, тренеру.

Сложно представить, сколько денег Кривцу насыпали в Нанкине — «Цзянсу Сайнти» был клубом обеспеченным (перевел «Леху» 500 тысяч евро), к тому же выиграл Суперкубок Китая и взял серебро чемпионата-2012. В следующем сезоне, однако, провалился — Кривец расторг контракт и вернулся в БАТЭ.

Еврокубковая одиссея стала для борисовчан рекордно короткой за много лет (сам Кривец не реализовал пенальти в ключевой момент выездного лигочемпионского матча против «Шахтера» из Караганды), однако мощная статистика в ЧБ позволила в августе 2014-го уехать во Францию — «Мец» не пожалел 1 млн евро.

Во Франции сначала играл в основе, потом — реже. Весной следующего года  вообще перестал выходить на поле, иногда даже не попадал в заявку. Итого в Лиге 1 — 22 матча и гол «Бастии», а после сезона в Д2, где Кривец играл нечасто, вернулся в Польшу.

«Висла» из Плоцка, «Арка» из Гдыня… После недолгой отлучки в Брест (стал чемпионом!) Кривец сейчас играет в Польше — за вторую команду «Леха» в местном Д3.

0

0

0

0

0